Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Мы познакомились и сразу почувствовали родство душ. Всем сердцем полюбили друг друга. Но моим надеждам не дано было сбыться. Создать семью с любимым человеком не удалось. И я осталась одна, а потом долгие годы пыталась заставить себя начать новую жизнь. Я много раз давала себе слово перестать жить воспоминаниями.

Я убеждала себя: «Нельзя бесконечно возвращаться к тем пяти счастливым годам, прожитым с любимым мужчиной». Однако вычеркнуть их из памяти не удавалось. Слишком яркими они были. Слишком привязаны мы были друг к другу, постоянно находились с ним на одной эмоциональной волне.
Я любила его так, что, казалось, босая могла по снегу за ним бежать. Но постепенно я стала понимать, что его любовь была другой — прагматичной и рассудительной. Он был не свободен. Об этом я знала с самого начала. Я знала также, что их брак — чистая формальность. Он постоянно убеждал меня, что вот-вот разведется. Но все как-то руки не доходили. И однажды я услышала, как он говорит с женой по телефону. Меня словно молнией сразило. Он чувствовал себя виноватым перед ней, был внимателен и великодушен. Боялся причинить ей боль и в любой момент был готов прийти на помощь. А я для него так и осталась на втором плане. И тогда я решила взять паузу, которая затянулась, увы, на несколько лет. Вот как все это было.


Расставшись с Александром, я тосковала настолько, что однажды ноги сами принесли меня к дому, где мы жили вместе и где оба были счастливы. Мне казалось, так будет легче попрощаться с прошлой жизнью. Не помню, сколько времени я простояла под окнами нашей бывшей квартиры. Воспоминания нахлынули на меня с новой силой и острой болью отзывались в душе. Я, словно очнувшись от тяжелого сна, поторопилась уйти и едва не столкнулась с мужчиной, который направлялся к подъезду. Он извинился, а через мгновение окликнул меня по имени. Я узнала его голос, но почему-то ускорила шаг. В одно мгновение он догнал меня. Мы не могли отвести взгляда друг от друга, не могли вымолвить ни слова.
Овладев собой, он заговорил первым и осторожно прикоснулся к моей щеке. Предательские слезы обожгли мне лицо. Я знала, что это не так. Ведь между нами пролегла пропасть длиною в 10 лет. И снова мной завладела та самая сильная и недобрая эмоция, которую я испытывала все эти годы: «Он отказался от меня в пользу жены и тем самым разбил мою жизнь!» Эта назойливая мысль, поселившись в моей голове, постоянно изводила меня, терзала душу.
Он словно бы услышал этот мой внутренний надрыв. От волнения и беспокойства плечи его ссутулились, губы сжались. Только теперь я разглядела его лицо. Прожитые годы конечно же отразились на нем, но выглядел он моложавым, крепким и уверенным в себе. Не увидев в моих глазах ожидаемого, он перевел разговор в другое русло. Мы старались теперь не касаться прошлого. Отправились бродить по улицам и переулкам, где гуляли когда-то в наши счастливые годы. При расставании он напомнил, что скоро старый Новый год, и спросил, может ли он прийти ко мне в этот вечер.


Я готовилась к этому празднику, как никогда. Хотелось, чтобы он стал лучшим в моей жизни. Когда Александр позвонил в дверь, мой сын и несколько близких друзей уже сидели за праздничным столом. Я никого не предупредила, что будет еще один гость. Александр был как всегда элегантен. Аккуратно подстриженные волосы, белоснежная рубашка, строгий галстук, модный костюм, который сидел на нем идеально. Этот седовласый, с живыми молодыми глазами мужчина держался уверенно и с достоинством. Я взяла себя в руки и, изобразив подчеркнуто вежливый интерес, предложила пройти к столу. «Мой друг, — представила я его сыну и гостям, — мы не виделись много лет». Александр всегда отличался проницательностью. Вот и сейчас он не поверил, что любовь моя угасла безвозвратно. «Я много думал о нас и не забывал тебя ни на секунду»,— улучив минуту, сказал он мне. И во взгляде его появилось нечто давно забытое и родное, отчего сердце мое снова сжалось от радости и боли одновременно.
История нашей любви, понемногу возвращаясь из прошлого, обретала новое дыхание. Но я боялась этого чувства. Нам нужно было поговорить друг с другом и услышать наконец точку зрения каждого. Этот разговор для нас был необходим как воздух. Ведь недосказанность долгие годы мучила нас обоих. Мы ждали, когда гости разойдутся, чтобы, оставшись вдвоем, наговориться вдоволь. Теперь я в состоянии была выслушать его самооправдание.
На этот раз разговор начала я. Мне не терпелось донести до него свою главную мысль: какой смысл было сохранять брак с «нелюбимой женой» и ради этого потерять меня — любимую женщину? Ведь он постоянно говорил, что брак был лишь формальностью. Дети выросли, и с женой его ничего не связывало. А еще хотелось услышать: почему он, мой единственный близкий человек, предал меня? И вот что я услышала.
Известие о другой женщине приняли в штыки его совершеннолетние дети. Они могли не простить, отвернуться от него. Александр убеждал, что я была в его жизни самой большой любовью. Он искренне верил, что придет время, и мы обязательно узаконим наши отношения. Но в тот период ему было трудно это сделать. А я вместо понимания изводила его подозрениями, постоянно уличала во лжи и малодушии, называла обманщиком. Спустя годы он признал, что отчасти я была права: сам того не желая, он обманывал меня. И сам же злился на меня за это. Считал мое нетерпение капризом, себялюбием и неуравновешенностью. Мы стали часто ссориться, я постоянно плакала.
И тут горькие воспоминания снова захлестнули меня. Я вновь и вновь прокручивала в голове тот самый страшный для меня день, когда чаша терпения переполнилась. Я узнала, что жду ребенка. Бежала домой, как на крыльях, чтобы сказать ему радостную весть. Но он в тот момент говорил с женой по телефону, обещал решить очередные ее проблемы. Увидев недовольное выражение моего лица, он заговорил о какой-то мифической доброте, которую мы оба должны были проявлять к его жене. Гордость не позволила мне сказать в тот момент, что он станет отцом. В очередной раз мы сильно поссорились. В порыве гнева я наспех собрала вещи и ушла...
Тогда он так и не понял, что я отношусь к числу женщин, для которых постоянные отсрочки мужчины в решении главного вопроса сродни лукавству, несовместимому с настоящим чувством.


Поверь, Лизонька, — продолжил он свою исповедь, — я был бы рад развестись и расписаться с тобой, но у жены постоянно возникали проблемы со здоровьем, ее мучили нервные срывы. Она просила повременить с разводом. Жена знала, что мое чувство к ней давно остыло, как знала и то, что я люблю тебя, и не держала на меня за это зла. Она была мягкой, деликатной и тактичной со мной. Она уважала мои чувства. Мы с ней были женаты более 20 лет, и я обязан был проявлять к ней хотя бы элементарное уважение, заботу и сочувствие. Я так и не смог совершить главного в моей жизни поступка, — добавил он. — Ноя очень любил тебя и люблю до сих пор.
Я внимательно слушала монолог сильного, властного, уверенного в себе мужчины, пытаясь соизмерить свой жизненный опыт с опытом этого рассудительного человека, и понимала, что ни при каких условиях его жена не согласилась бы отдать своего мужа другой женщине. Она просила все новых и новых отсрочек, а он не в силах был ей отказать. Я поняла, что навсегда осталась для него только любовницей. Он пришел, чтобы сказать о своих чувствах ко мне, но при этом так и остался с женой.


 

alkogol-inter.ru   E-mail -  mist498@yandex.ru

2009